Куба Москва


Личный опытПольский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России
Декабрь 12, 2015 – 12:50
Траектория прямого перелёта

Во весь экран я увидел очень большое лицо, которое с очень сильным карикатурным акцентом выговорило: «Гуд морнинг»

Русский язык

Я учился в трёх архитектурных школах — в Польше, Испании и в Москве. Мне очень нравилось, что для всех окружавших меня людей «Стрелка» оказалась чистой воды экспериментом. У всех нас было желание создать что-то такое, чего ещё не было, так что сейчас я уверен, что время, проведённое в этом институте, — лучшее время моей учёбы. Но в 2010 году у меня дома никто не понимал, зачем я вообще еду в Москву.

Россия у поляков — очень непопулярное направление. Помню, по дороге в аэропорт таксист, который меня вёз, на очередном светофоре решил поинтересоваться, куда я лечу. Я ответил: «В Москву». Он отпустил руль, полностью развернулся ко мне и сказал: «Да вы *** (обалдели. — Прим. ред.), что ли?» Дело в том, что Польша и Россия полвека существовали в так называемых «дружественных отношениях», которые привели нас к очень тяжёлому экономическому упадку. А после вступления в Евросоюз появилась возможность ехать в любую страну: хочешь — учись, хочешь — работай. Чем все заинтересованные и воспользовались: говорят, в одну только Великобританию перебралось около миллиона поляков.

Первое, что я увидел в Москве после выхода из аэроэкспресса, — колоссальный бардак. В 1990-е годы в Польше тоже было много рекламы, непонятных строек и кое-как припаркованных на площадях машин, но это оказалось лишь демо-версией того, что творилось на «Белорусской». В остальном всё — поведение людей, перемещение автомобилей, сам город — было даже слишком знакомым. Всё, кроме языка.

Пока коммунизм не закончился, русский язык в обязательном порядке преподавали в польских школах. Первое, что сделало новое правительство в системе образования, — заменило русский на изучение религии (хотя русская культура до сих пор находит своих любителей: например, самая популярная книга в Польше — это «Мастер и Маргарита»). В итоге у меня был только один год русского в начальной школе, с которым я и приехал слушать лекции на «Стрелку». Я знал алфавит, и если слышал какое-то незнакомое слово, то просто записывал его в блокнот. А получившиеся списки моя подруга Даша помогала перевести на литературный русский язык.

Источник: www.the-village.ru
Похожие публикации